вторник, 21 ноября 2017 г.

“Они просто спятили”: что происходит с Брекситом




Эта колонка вышла также на портале BusinessFM.ru (21 ноября 2017 г.)
Тексты могут несколько отличаться.

Британский премьер Тереза Мэй выиграла важную тактическую схватку вокруг Брексита: кабинет в понедельник 21 ноября согласился, что стране придется выплатить внушительную сумму ЕС. Это согласие необходимо до начала главных переговоров о новом порядке торгово-экономических отношений с Европейским союзом.

По оценкам, общая сумма разных выплат может достигать 40 миллиардов фунтов. Речь идет о покрытии расходов на общеевропейские проекты, по которым Британия уже приняла обязательства. Она кажется гигантской, но такой ценой может быть куплено согласие ЕС открыть, наконец, настоящие переговоры о технических деталях “развода”. Для Терезы Мэй это победа, потому что она укрепляет свои серьезно пошатнувшиеся после неудачных выборов позиции. 

Линия раскола в кабинете и в правящей партии в целом проходит между “жесткими” брекситерами и “мягкими” — теми, кого подозревают в стремлении спустить Брексит на тормозах, оставляя видимость формального выхода из Союза. Для сохранения работоспособности правительства премьеру пришлось составить кабинет так, чтобы в нем были представлены примерно поровну и те, и другие, но опираясь на некоторое большинство своих “мягкотелых” сторонников. Кроме того, для рабочего большинства в парламенте правительству нужна поддержка депутатов североирландской Демократической юнионистской партии (DUP), которая также недовольна линией Мэй.

Ситуацию вокруг Брексита осложнил политический кризис в Германии. Что бы ни случилось с европейской “mutti” (мамашей) Меркель, кризис затруднит, или по меньшей мере замедлит переговоры. Как говорят знатоки, без Меркель в Брюсселе ничего не делается, а в ближайшее время ей придется отключиться от международных дел и заниматься сугубо внутригерманскими.

Тем временем из Англии происходит уход европейских институтов. Вот недавние новости: принято решение о переезде из Лондона в Париж Европейского управления банковского надзора (EBA). В Амстердам переместится Европейское управление медицинского надзора. Это большие и серьезные организации. Но потери и даже “по мелочам”: из Англии в Италию уезжает Европейский молодежный оркестр, а в Антверпен (Бельгия) — Европейский оркестр музыки барокко. Удары по все фронтам. 

В самой Англии у патриотов, голосовавших за Брексит, тоже отрезвление. Центр рыбоперерабатывающей промышленности город Гримсби на побережье Северного моря, где больше 70% голосовали за выход из ЕС, теперь добивается статуса открытого порта. Рыбу получают почти исключительно из Европы и, чтобы сохранить бизнес, нужно остаться в таможенном союзе с ЕС. Брексит брекситом, а без рыбки никак.

Тревога не оставляет и британцев, живущих на континенте. Что их ждет? Во Франции, например, за полтора года после референдума в три раза выросло число заявок на получение французского гражданства. 

Вот вам и Брексит. Казалось бы, чего проще? Решили, договорились и разошлись. Во всяком случае так казалось перед прошлогодним референдумом. Однако теперь, когда дошло до дела, выяснилось, что прекращение свободного передвижения людей внутри Союза, выход из-под юрисдикции Европейского суда в Люксембурге и заключение новых торговых соглашений, — то есть все основные цели Брексита или крайне сложно осуществить, или вообще невозможно, во всяком случае без болезненных потерь для самой Британии. Это кажется сложным, но необходимо для понимания того, что же происходит — и произойдет с Брекситом. Часы пущены, подана заявка на выход из ЕС согласно статье 50 Лиссабонского договора и выход должен состояться в марте 2019 года. Законопроект о выходе из ЕС прошел два парламентских чтения и продолжает обсуждаться. 

Это и питает сопротивление “жесткому” Брекситу и в самой консервативной партии, и в оппозиции. Антиевропейски настроенная Daily Telegraph на днях под огромной шапкой опубликовала список таких мягкотелых парламентариев, назвав их “бунтовщиками”. От них исходят поправки к законопроекту, которые могут задержать или даже, в крайнем случае, сорвать его, а, значит, и весь процесс. 

Одна из поправок, вокруг которой сейчас разгорелись ожесточенные споры предусматривает сохранение в британском законодательстве положений Хартии Европейского союза по правам человека. Высшая инстанция в спорах по хартии принадлежит как раз Европейскому суду. Тут необходимо уточнение: хартию, документ ЕС, не следует путать с Конвенцией по правам человека, документом Совета Европы, более широкой организации, участником которой является и Россия. (Судебным механизмом конвенции является широко известный у нас Европейский суд по правам человека). 

Так вот, если сохранить действие Хартии, то это вроде бы сохраняет зависимость Британии от ЕС. Если отказаться от нее, Британия теряет важный механизм обратного воздействия в любых спорах с Союзом. Хартия ведь охватывает не только собственно личные права человека, но и политические и социально-экономические стандарты, общие для ЕС. 

В центре нападок оказался автор поправки, депутат, бывший Генеральный атторней (прокурор) Англии Доминик Грив. Он также возражает против внесения в закон окончательной даты выхода из ЕС. Возражая критикам, Грив на днях обвинил жестких брекситеров в раздувании паранойи и истерии вокруг медленного продвижения Брексита. “Мне и в самом деле иногда кажется, что некоторые из моих коллег на самом деле просто спятили”, — сказал он в радиоинтервью ВВС, употребив очень сильное в английском выражение unhinged, вроде русского “крыша поехала”.

Как бы то ни было, вокруг Брексита назревает серьезный кризис, даже взрыв. 

Доминик Грив: "They are unhinged." —



©А.Аничкин/Тетрадки. Подписывайтесь на наше издание — достаточно вписать адрес мейла в окошке подписки наверху страницы справа. 
Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). Всего сто рублей/1,5 евро/50 гривен серьезно помогут продолжать выпуск "Тетрадок"!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...